воскресенье, 8 августа 2010 г.

Женский журнал 3

Некоторые тут превратно поняли мое скромное начинание под тегом “Женский журнал”. Я совершенно точно не собираюсь делать полноценное издание. Мы тут играем в то “как бы выглядела колонка или раздел женского журнала”. Так что не надо, дорогие дамы, мне слать запросы типа “а когда появится раздел о целлюлите ?” или ехидно экзаменовать вопросами “а знаешь ли ты сколько лет Анжелине Джоли ?” — на первый вопрос ответ “никогда”, а про Анжелину Джоли я знаю всё ! А сегодня небольшая заметка :)


Леди, изящно сидящая на кресле перед доской покрытой формулами, это Лиза Рендалл. Скажем точнее, профессор Лиза Рендалл. Ещё точнее — профессор теоретической физики в Гарварде, специализирующаяся на физике элементарных частиц и космологии.

Пример Лизы Рендалл во многом замечателен. В возрасте 18 лет, в год окончания школы, она заняла первое место в престижном для Соединенных Штатах “Вестинхаузовском конкурсе по поиску научных талантов”. Это старейшее научное соревнование для школьников последних классов (high school) было учреждено “Корпорацией Вестинхауза” в 1942 году. Позже генеральным спонсором конкурса стала компания “Сименс”, а с 1998 года — “Интел”. Абсолютный победитель получает денежный приз в размере \$100 000. Всего же распределяется тридцать мест с призами от \$75 000 до \$7 500.
Замечательна сама по себе школа, в которой училась Лиза Рендалл. Это Stuyvesant High School (произносится как “Стайвесант”, или кратко, в простонародье, “Стай”). Это одна из лучших школ Нью-Йорка, специализирующаяся на естественнонаучном образовании. Достаточно сказать, что эту школу окончили Нобелевские лауреаты Джошуа Ледерберг и Роальд Хоффман, и филдсовский лауреат Пауль Коен. Кстати одноклассником Лизы был Брайн Грин, соавтор известного (в узких кругах) учебника “Теория суперструн”, а также популярных книг по физике, на основе одной из них телекомпания NOVA сняла серию научно-популярных фильмов “Элегантная вселенная”.

В 1992 году Лиза Рендалл получает Научную стипендию Фонда Альфреда Слоана. Даже человек достаточно далекий от науки и бизнеса вероятно слышал об этом фонде. Основанный в 1934 году президентом компании “Дженерал Моторс”, этот фонд занимается поддержкой талантливых менеджеров, экономистов и ученых, как говорят в США, на ранних стадиях их карьеры. Для людей, на которых большие призовые фонды оказывают наибольшее впечатление, можно упомянуть, что общий бюджет Фонда Слоана составляет около двух миллиардов долларов. Это однако тот случай, когда можно сказать, что не в деньгах счастье, сколько в компании в которой оказалась молодой профессор. Поражает процент попаданий “в яблочко” престижного Фонда: в разные года стипендиатами стали будущие Нобелевские лауреаты по физике (17), химии (14), экономике (1), медицине (2) и 16 лауреатов медали Филдса — высшей награды математического сообщества, которую может получить молодой ученый.

С Лизой Рендалл Фонд Слоана тоже не промахнулся. В 99 году она в соавторстве Раманом Сандрумом выпустила две статьи посвященные новому механизму образования иерархии фундаментальных сил с помощью дополнительного пятого измерения с нетривиальной метрикой (искажением пространства). Оценкой важности этих статей может служить так называемый индекс цитирования (количество последующих статей процитировавших результаты исходной работы): 4040 у первой и 4634 у второй. Тут надо сказать, что стенфордская база статей по физике элементарных частиц присваивает высший статус “renowned” (знаменитый) любой статье индекс цитирования которой более 500. Осенью 2004 года Лиза Рендалл оказалась самым цитируемым физиком теоретиком в мире за последние пять лет.

Ни для кого не секрет, что женщин-ученых непропорционально мало. Научное сообщество достаточно давно начало предпринимать серьезные попытки как-то исправить ситуацию. Например, практически в любом открытом конкурсе на позицию в западном университете можно встреть положение, что “при прочих равных, предпочтение будет отдано кандидату женского пола”. Несмотря на все предпринимаемые меры ситуация меняется очень медленно. Тут однако не нужно искать какой-то особой злономеренности, например, в книге Армана Мари Леруа “Мутанты” приводятся утверждение, что “профессора американских университетов в среднем на 2 сантиметра выше ассистентов, а заведующие кафедрами выше и тех и других”. И хотя, лично у меня нет особого доверия к этой книге, пример все же забавный — видно, что высокий интеллект зачастую не самая главная причина успешной академической карьеры. Что уж тут говорить об оценке коллег женщин, — в родных пенатах до сих пор бытует мнение, что женщина научный сотрудник “это и не ученый и не женщина”. Со стороны своего собственного опыта могу сказать следующее: женщина добившаяся каких-либо успехов в науке, как правило превосходит интеллектом своих коллег мужчин, стоящих на той же ступени социальной научной иерархии (ещё раз повторю “как правило”).

В контексте всего выше сказанного Лиза Ренделл очень показательный пример для США. После получения ученой степени PhD (Doctor of Philosophy — аналог нашего кандидата наук, только присуждаемый от имени университета) в Гарварде, она продолжила свою академическую карьеру сначала в Национальной лаборатории им. Лоуренса, затем поднялась до адъюнкт-профессора в Массачустетском Технологическом Институте (MIT), где позже получила полную профессорскую должность, которую некоторое время делила с позицией профессора в Принстоне. С 2001 года по нынешнее время она профессор физики в Гарварде. “Ну и что?” — скажете вы, — “вполне успешная карьера”. Все бы хорошо, если бы Лиза Ренделл не была бы первой в буквальном смысле этого слова: первой женщиной, получившей постоянную позицию по физике в Принстоне, первой женщиной теоретиком, получившей постоянную позицию в MIT и Гарварде.

В заключение предлагаю посмотреть программу с участием Лизы Рендалл в популярном TV-шоу Чарли Роза.