понедельник, 7 июня 2010 г.

В дополнение

Сайт Московского центра непрерывного математического образования создал страницу памяти Арнольда. Там собраны отзывы организаций и личных друзей Арнольда. Например, Риа-Новости опубликовал отзыв Владимира Успенского (автора книги “Апология математики” — очень хорошей книги о которой я еще напишу (прочитал только одну главу). Само ее название, видимо, отсылка на книгу Харди “Апология математика” (A Mathematician’s Apology). По совместительству он профессор и завкафедрой математической логики и теории алгоритмов мехмата МГУ). Вот интересная цитата:

Он отметил, что Арнольд был разносторонним человеком, о чем говорит его открытие в пушкинистике: математик сумел обнаружить источник французского эпиграфа к “Евгению Онегину”. “Онегин” начинается с эпиграфа на французском языке, смысл которого сводится к тому, что “он одинаково легко признавался в своих как дурных, так и хороших поступках, из чувства превосходства, быть может, мнимого”. И подпись “из частного письма”. Арнольд нашел, и опубликовал в литературоведческом журнале данные об источнике этой цитаты. Оказалось, что Пушкин взял и перестроил цитату из знаменитого романа в письмах “Опасные связи” Шодерло де Лакло, — рассказал Успенский. “Сам Арнольд очень гордился своим литературным открытием”, — добавил он.

Эпиграф, кстати, сильный. Хотя я со школы помнил, что эпиграф Онегина взят из Вяземского “И жить торопится и чувствовать спешит”. Или это только к первой главе? Надо проверить.

Прими собранье пёстрых глав,
Полусмешных, полупечальных,
Простонародных, идеальных,
Небрежный плод моих забав...

Я всегда знал, что у математики и поэзии много общего (Взять хоть Захарова). Можно еще вспомнить Гильберта с его “Да, он стал поэтом — и правильно сделал. Для математики ему не хватало фантазии” (хотя это он сказал сгоряча, не подумав).

UPD. Вот еще с Полит.ру. Цитата из Бориса Хесина:
На конференции в Москве в августе 2007 г., посвященной его 70-летию, мы попросили Владимира Игоревича прочитать свое любимое стихотворение, и он ответил: «Я люблю так много стихов, что мне даже трудно выбрать», но затем продекламировал строки Бориса Пастернака (1931 г.), которые, пожалуй, в наибольшей степени отражают человеческую суть выдающегося ученого.

Есть в опыте больших поэтов
Черты естественности той,
Что невозможно, их изведав,
Не кончить полной немотой.
В родстве со всем, что есть, уверясь
И знаясь с будущим в быту,
Нельзя не впасть к концу, как в ересь,
В неслыханную простоту.
Но мы пощажены не будем,
Когда её не утаим.
Она всего нужнее людям,
Но сложное понятней им.


«Это – специальное стихотворение про математику, одно из самых замечательных стихотворений Пастернака. На мой взгляд, он очень много про науку понимал, про математику», – сказал он, когда дочитал строки до конца.