среда, 26 января 2011 г.

Засланец

Близится конец финансового года, т.е. 1 апреля. 

Что удобно в Японии — то что лаборатория не может оставлять себе деньги с прошлого года. Остались денежки за прошлый финансовый год — изволь вернуть обратно в бюджет. Руководство и бухгалтерию KEK, где продолжительность экспериментов измеряется десятками лет, эта система приводит просто в щенячий восторг. Все бегают, как в жопу ужаленные, ни до кого достучаться нельзя, из столовой срочно выкидывают прошлогоднюю мебель и покупают новую, устанавливают новые стойки для велосипедов или ночную разноцветную подсветку дорожек. Это хорошо, если землетрясение здорово тряхнет, и какое-нибудь здание треснет, а так ведь на последние миллионы эн придется закупать грузовик степлеров. В прошлом и позапрошлом году было полегче — КЕК задумал провести полный ремонт территории и некоторых зданий. Что в этом году будут делать — ума не приложу. Два года назад в такой вот период я чуть с голоду не умер. Я сюда приехал на три месяца, а бухгалтерия забыла выдать мне зарплату. Требовать свое и угрожать самосожжением перед сан-го-каном бесполезно — администрация этого не заметит, т.к. все заняты составлением годовых отчетов. Я тогда приучился покупать со скидкой вчерашние рыбные обрезки и жить на 10 долларов в день.


Есть, правда, и преимущества. Ну, это если вовремя сориентироваться и помочь КЕК в этом трудном деле — срочной протрате бюджетных денежек. Мня вот тут назначили специалистом по SCET и теперь я еду в Питтсбург на SCET2011. Карнеги-Меллон — университет известный, но сама по себе Пенсильвания — такая жопа, что представить страшно. Вообще люблю США, в какой город ни приедешь — всё рядом. Например, города рядом с Питтсбургом: Калифорния, Вашингтон, Ливерпуль. И ездить никуда не надо. Каких-нибудь, прости Господь, Оклендов в каждом штате по паре.