четверг, 27 января 2011 г.

Лытдыбр

Постепенно прихожу в себя. Съездил на ужин — проехал на красный свет. Это я потом узнал, что на красный — с моей стороны светофора не было. Наш танк оказался в два раза тяжелее противника, но ему всё равно конец. Страховая компания выплачивает репарации пострадавшей стороне. В итоге: техника — в хлам, моральное состояние личного состава — самое печальное. Наша секретарь пытается уговорить отремонтировать танк и продолжать ездить. Политкорректно говорит, что accident happens. Хер вам, в смысле, мне. Есть тут такое понятие “хай-ша” — это когда регистрация автомобиля останавливается, сам автомобиль полностью утилизируется. Хай-ша. Теперь буду ходить только пешком. Максимум — на велосипеде, и то только по выходным, когда людей на улице минимум... на закрытой территории... ночью... под фонарем... в каске.

З.Ы. После аварии поехали в госпиталь провериться на всякий случай. Воспоминания какие-то инфернальные. Тусклое освещение, три часа ночи, брожу по пустынным коридорам госпиталя. На столике автоматическая система измерения давления и пульса. Автоматически сую руку. Система распечатывает данные: 118 на 70, пульс 69. То ли у человека шок, то ли ему всё по .уй.