понедельник, 6 декабря 2010 г.

Про любофь. Женский журнал 4.

По просьбам, так сказать, трудящихся.

Вот скажите, бывает такое, что неожиданно совпадают несколько совершенно случайных событий/мест/обстоятельств? Я, к примеру, вернулся из Беркли, а живу в Японии, — и казалось бы, причем тут любофь? А вот причем. Есть, вернее был, в Японии такой писатель Юкио Мисима. Да, да, тот самый, который первый объединил занятия культуризмом и педерастию гомосексуализмом.

Однако любим мы его не за это. А за то, что помер он как настоящий самурай — совершив обряд сэппуку с кисточкой для последнего стихотворения кровью в руке и с именем императора на устах. Да так совершив, что фотография отрубленной бошки Мисимы ещё долго украшала передовицы японских газетенок. Не пожалел, как говориться, ради общего дела даже своей поганой жизни. [Менее известным фактом является то, с демонстрацией величественной красоты смертиTM немного не заладилось — хотя сам Мисима неоднократно репетировал сэппуку (о чем ниже), меч он воткнул в живот слишком глубоко, поэтому стихотворение пришлось отложить до следующего раза, а у его секунданта Масакацу Мориты опыта отсекания голов совсем-совсем не было, поэтому на пару с Хироясу Кога бошку сенсею отрубили только с третьего раза.] Ой, что-то меня занесло. Ближе, как говориться, к телу.

О репетициях. За четыре года до реального сэппуку Юкио Мисима заснял кино с названием “The Rite of Love and Death”, что примерно переводиться как “Обряд любви и смерти”. С собой, конечно, на главных ролях.

После смерти Юкио, его жена уничтожила оригинал и все копии этого фильма (да, да, у него была жена, а ещё злые языки распускают сплетни, что он вообще, гад, гомиком не был, а только претворялся, чтобы прослыть настоящим эстетом!) Однако в 2005 году в доме Мисимы в Токио нашли негативы с более ранней версией фильма и теперь он доступен широкой публике через Гугль видео. По факту, фильм не для слабонервных. Жуткая сцена вспарывания живота на глазах жены с которой только что.. это... как его..., в общем, фотографии оттуда я показывать не буду.

Теперь о Беркли. Математическая магистратура Беркли занимает вместе с Принстоном, Стенфордом и Гарвардом второе место в ранге авторитетного U.S.News&World Report (по физике элементарных частиц, кстати, тоже второе). И не зря, должен сказать, занимает. Есть в Беркли такой математик Эдвард Френкель, которому, в какой-то момент, до жути надоело, что математиков считаю этакими унылыми занудами и для женского полу совсем непривлекательными. В общем, взял он да и заснял эротико-математический триллер “Rites of Love and Math” (с отсылкой сами поняли куда). С собой, конечно, на главных ролях.
В фильме всё как надо: математик после недолгих, но интенсивных плотских утех, выводит формулу любви и делает красивое, а главное содержательное, тату на животе своей любимой.

На закуску два любопытных факта: вытатуированная формула есть упрощенный вариант уравнения из статьи Эдварда Френкеля, посвященной (базинго!) квантовой теории поля “Instantons beyond topological theory I”(в соавторстве, кстати, с людьми из Moscow, ITEP). На достигнутых успехах товарищ Френкель решил не останавливаться (да и кто бы остановился?) следующим его проектом будет фильм по книжке “The Two Body Problem”, которую он написал в соавторстве с профессором английской литературы Томасом Фарбером.

И последнее, американцы не были бы американцами, если бы презентация столь противоречивого фильма прошла гладко. Некоторые думают, что в стране светозарных джедаев царит полная свобода, а цензура это сложное слово из учебника по истории[см. Stalin]. На самом деле, конечно, цензура у джедаев дикая, только называется она по-другому — толерантность. Поскольку мнение даже самого последнего имбецила считается самоценным, то любая культурная активность содержательнее обезжиренного йогурта встречает чье-нибудь справедливое и яростное негодование. Не обошли имбецилы вниманием и фильм Френкеля. Спустя совсем короткое время с момента обнародования трейлера на адрес Роберта Брайнта, директора Института Математических Исследований Университета Калифорнии в Беркли (MSRI), пошел поток гневных писем от женщин, которые увидели в трейлере “мужские фантазии о сексуальном доминировании над женщиной” и “посыл о том, что мужчины занимаются математикой, в то время как роль женщины сведена к пассивному объекту сексуальных желаний”. Дошло до того, что MSRI, один из двух официальных спонсоров фильма, вынужден был убрать свое имя с плакатов и титров. Не смотря на столь забавные формулировки, феминисток я думаю задело другое. Дело в том, что женский образ в фильме представляет собой аллегорию математики и/или истины вообще. Написание формул выступает как действие необходимое, но явно противоестественное, поскольку содержит в себе некоторые элементы насилия над истиной, а поэтому привлекательное до степени плотского сладострастия. Тот факт, что объектом мужского либидо становиться не женщина, а математика (воплощенная для пущей провокативности в реальной подружке Френкеля), без всякого сомнения может служить поводом для серьезного судебного разбирательства.

Что вы на меня смотрите мутными глазами? У меня жена есть.

Остальные записи доступны по тегу ЖЖ.