пятница, 24 декабря 2010 г.

Nabukov and Hiroshima

Я откопал просто обалденный сайт. Называется он Web of Stories.

На нём собраны видео записи воспоминаний и рассказы разных более или менее известных людей. Многие из них уже того, в смысле умерли, и это единственная возможность услышать их “в живую” (и очень большое удовольствие), например, Бенуа Мандельброта или Джона Уиллера. Последний, например, рассказывает, как они заходили с Фейнманом к Эйнштейну рассказать об опережающих потенциалах и движении электронов обратно по времени. По-простетски так, давай, говорит, зарулим к старику на Мерсер Стрит 112, вдруг что умное скажет.

Вообще там много известных лиц: Фриман Дайсон, Атья, Гелл-Манн, Уотсон, Крик, Ганс Бете, Эдвард Теллер (этого я особенно не люблю) и даже Дональд Кнут.

Начал я просмотр с Бенуа Мандельброта. Он рассказывал о турбулентности и о том, что работам Колмогорова сначала просто никто не верил. Но что более важно, он описал тот редкий тип открытия (тут он ссылается на работу Онсагера), когда очень важный и самый что ни на есть практичный закон природы о том, что в инерционном интервале спектральная плотность энергии ведет себя как k−5/3, был открыт просто из соображений красоты (особо подчеркивая) без явного анализа уравнений гидродинамики. Как сказал Мандельброт: “просто с таким спектром многие вещи стали бы красивы, просты и удобны”, а потом добавил “It was a totally ridiculous kind of science, but at the same time extremely mystifying and also very attractive.”

Всё хорошо, но зачем они Александра Михайловича Обухова обозвали Набуковым (Набоковым?). Отправил им сообщение feedback, может исправят.

Фриман Дайсон прикольный. Он спокойно, без истерики, без заламывания рук рассказывает про свою работу в армии. Вот вам одна цитата:
— ...I was then 19 years old when I arrived there, and during the week when I arrived there we bombed Hamburg, and that was the first really successful bombing operation Bomber Command did.

— Successful in the sense that...?

— We really destroyed a lot of Hamburg and there was a firestorm and about forty thousand people were killed. So it was the first real success in the sense of - I mean Bomber Harris, who was our chief, whom we always called Bert — Bert had this idea that we would just put the fear of God into the Germans by burning down their cities. That was the idea of the whole campaign.
Для тех кому иноземные наречия незнакомы вот мой (вольный) перевод:
— ...Мне было 19, когда я туда прибыл, и на этой неделе, когда я прибыл, мы бомбили Гамбург, и это была первая по-настоящему успешная операция, которую провело Управление по Бомбардировкам.

— Успешная в каком смысле...?

— Мы смогли уничтожить очень большýю часть Гамбурга, там началась огненная буря и около сорока тысяч человек были убиты. Так что это был первый настоящий успех, в том смысле — то есть, командир бомбардировщиков Харрис, наш шеф, которого мы всегда называли Берт — идея Берта была в том, что мы должны обрушить на немцев гнев Божий, выжигая их города дотла. Такова была идея всей кампании.
(хочу особо подчеркнуть, что Дайсон говорит were killed, а не просто погибли). Далее он рассказывает, что вот этого эффекта огненной бури (когда наступает сильная циркуляция воздуха и огонь поднимается на десятки метров) британцам удалось достигнуть только в Гамбурге и, когда война почти уже закончилась в 45-м, в Дрездене. Этому, видимо, способствовала какая-то особая метеорологическая нестабильность на которую повлияла бомбардировка. Эффект огненной бури уничтожает тысячи человек, тогда как без неё такая же бомбардировка убила бы только сотню. Деталей этого явления так толком никто и не понял. (Чую, что американцы в Токио проводили контрольный эксперимент).

Дайсон с радостью услышал новость о Хиросиме. Дело в том, что по соглашению с американцами на Окинаву должны были отправиться и британцы (так называемые Tiger Force). Дайсону было понятно, что за два месяца британцы уничтожили бы гораздо больше народу, чем бомбардировка Хиросимы, которая поставила точку в этом “кровавом безумии” (его слова).

Что ж он про Нагасаки то не сказал, а то бы точка превратилась в двоеточие. Люблю англичан, у них всё так разумно и логично, а американцы с их  ядерными бомбардировками вообще похоже были матёрыми пацифистами.